На главную страницу

Пищиков Всеволод Илларионович

    Пищиков Всеволод Илларионович родился 17 сентября 1933 года в селе Сотницино Сасовского района Рязанской области в семье служащих. В члены ВЛКСМ вступил в 1948 году. Среднюю школу окончил в 1951 году и поступил в МЭИ. В 1957 году после окончания МЭИ был распределен в ВНИИ Электроэнергетики и работал на должностях инженера, старшего инженера и руководителя группы.

    В декабре 1961 году стал членом КПСС и в 1962 году был переведен в Смоленск на должность директора СФМЭИ (с окладом 120 рублей в месяц!).

    В 1970 году защитил кандидатскую диссертацию и был избран на должность доцента. В 1971 году получил звание доцента и стал заведующим кафедрой ТОЭ.

    С 1963 года по 1971-й был членом горкома КПСС и депутатом Горсовета.
    Награжден юбилейной медалью к 100-тию со дня рождения В.И.Ленина и медалью "За доблестный труд".
   
    Был женат, воспитал троих детей (две дочери и сын). В Смоленске жил на улице Коммунистической в доме №6 и на улице Тухачевского в доме №8.

    В августе 1971 года В.И. Пищиков был переведен в МЭИ, где впоследствии защитил докторскую диссертацию, получил ученое звание профессора и работал на кафедре ТОЭ до выхода на пенсию.
        Из характеристики на выдвижение кандидатом в депутаты

      Тов. Пищиков В.И. проделал большую работу по становлению и развитию технического вуза в г. Смоленске. Много сил и энергии он отдает организации и укреплению кафедр и лабораторий, созданию и развитию материальной базы филиала.
      Тов. Пищиков В.И. проявил себя как хороший организатор, способный руководитель. В своей практической работе он опирается на партийную и другие общественные организации, мобилизует коллектив филиала на решение больших задач, стоящих перед высшей школой по подготовке специалистов-инженеров для народного хозяйства. Тов. Пищиков В.И. уделяет серьезное внимание повышении качества научной, учебно-воспитательной и методической работы, подбору преподавательских кадров в филиале.
      Одновременно с выполнением обязанности директора тов. Пищиков В.И. ведет преподавательскую работу, руководит кафедрой теоретические основы электротехники, читает курс лекций по этой дисциплине.
      Тов. Пищиков В.И. систематически занимается повышением своей научной квалификации. 3а период с 1955 по 1965 гг. им написано и опубликовано восемь научных статей. В настоящее время заканчивает работу над кандидатской диссертацией «Нестационарные режимы в канале МГД-генератора», имеющей большое практическое значение для энергетических предприятий. Под его руководством кафедра проводит научно-исследовательскую работу по хоздоговорной тематике.
      Тов. Пищиков В.И выполняет большую общественную работу. Он является членом Смоленского горкома КПСС, членом парткома филиала, в I968 году был избран депутатом городского Совета депутатов трудящихся. Самокритичен, требовательный руководитель, пользуется авторитетом среди сотрудников и студентов филиала.
      Зa большую организаторскою и учебно-воспитательную работу тов. Пищиков В.И. Министром высшего и среднего специального образования РСФСР и ректором МЭИ объявлены три благодарности, награжден денежной премией.
      Партийная, профсоюзная организации и коллектив Смоленского филиала МЭИ рекомендуют тов. Пищикова Всеволода Илларионовича выдвинуть кандидатом в депутаты Смоленского городского Совета депутатов трудящихся по 125 избирательному округу и выражают уверенность, что он с честью оправдает доверие избирателей.

Парторг Смоленского филиала МЭИ И. Ильченко
Председатель местного профсоюзного комитета Л. Старощук
17 января 1967 года
Найденов Виктор Андреевич:

      «Когда Всеволод Илларионович приехал в Смоленск и возглавил филиал МЭИ, он произвел на преподавателей и студентов очень хорошее впечатление. Молодой, симпатичный, общительный, жизнерадостный, прекрасно образованный, музыкальный...
      Лучшим его качеством было то, что он не губил инициативу рядовых работников и руководителей кафедр, доверял им и не мешал работать. Его вклад в становление филиала МЭИ, как высшего учебного заведения, был очень большим и решающим.
»
Захов Вадим (АТ-61):

      «27 августа 2011г. у главного входа СФМЭИ собрались выпускники 1967 года. 50 лет назад в сентябре 1961 г. первыми студентами стали 125 юношей и девушек.
      Первые два года лекции и практические занятия проводились в здании бывшего Управления Калининской железной дороги (Гагарина, д.22). Там же было и общежитие для иногородних.
      Первому директору филиала Пищикову Всеволоду Илларионовичу, командированному из Москвы, пришлось решать, без преувеличения, гигантские задачи. Оборудование главной лекционной аудитории, классов и лабораторий. Он стал душой создаваемого коллектива студентов, преподавателей и сотрудников общих и специальных кафедр. А ведь он был не намного старше студентов из числа демобилизованных досрочно летом 1961 года из рядов Вооружённых сил, после почти 3-4 лет службы.
      В сентябре 1963 года начались работы по отделке учебного корпуса в Реадовке. Был создан штаб ударной комсомольской стройки в помощь коллективу СУ-319. Штаб возглавил сам директор. Ежедневно утром и вечером ставились задачи и подводились итоги за день. Среди студентов нашлись электрики, плотники, сантехники отделочники.
      Сочетание ребят и девчат 1936-46 гг. рождения, умело вдохновляемое штабом стройки дало свои результаты, и в середине октября началось обустройство кафедр и занятия коллектива на новых просторных площадях.
      В эти годы пришли первые спортивные и культурные победы. Сборная филиала по баскетболу стала чемпионом области, обойдя, бессменного в те годы лидера, команду физинститута. Эстрадный ансамбль уступал по классу исполнения разве что только ансамблю музыкального училища.
      Был создан первый студенческий отряд Энергия-64, а в 1965 г. студенческие отряды филиала приняли массовое участие в электрификации Смоленской области.
      Затем были первый (в 1967 году) и последующие выпуски специалистов, столь необходимых для становления и работы заводов, КБ и НИИ Смоленщины и страны, куда они направлялись по госраспределению.
      Весной 1987 года в институте собрались выпускники групп АТ-61 вместе с первым директором. Работало студенческое телевидение. Мы видели себя, достигших 45-56 лет, нас видели студенты 17-20 лет. И опять душой компании, как и ранее в первом общежитии на торжественном банкете, был Всеволод Илларионович.
      Прошли годы... Кто мог из первого набора собраться в 2011 году, прошли по новому и старому корпусам института. На втором этаже старого корпуса на полу лежал паркет, уложенный нашими руками. Мы увидели его в прекрасном состоянии. На стене у старого главного входа учебного корпуса висит мемориальная доска: «В память ударной комсомольской стройки студентов, преподавателей и сотрудников СФМЭИ 1963 года». Мы стояли у этой доски и вспоминали своего первого директора и тех, кто уже ушёл из жизни, но оставил память на долгие годы своими делами.
      До конца своих дней буду помнить друзей и товарищей с 1961 года. Им тогда было по 17-25 лет, и вся жизнь была впереди.
Пыптев Александр (АТ-63):

      «Да, действительно, «большое видится на расстоянии». Годы нашей учёбы и взросления пришлись на шестидесятые-семидесятые. А это – «эпоха», период пробуждения и расцвета передовых идей, воззрений и утверждения гуманных и прогрессивных направлений в развитии нашей страны – СССР, её науки, образования и пр., и пр. Освоение космоса, укрепление престижности страны в мире. В эти годы создавались новые заводы, предприятия, институты, научно-исследовательские объединения, новые отрасли промышленности и энергетики. В этот же период произошли обновления руководящих кадров, свежая волна заложила добрый посев и дала желанные плоды. И в результате на Смоленщине появился свой технический институт, СФМЭИ.
      Первым настоящим директором СФМЭИ стал Всеволод Илларионович Пищиков. Он воистину был представителем шестидесятников. И под его руководством филиал вырастал вместе с корпусами, преподавателями, студентами, которые его строили и оснащали, закладывали прочные духовные, нравственные и научные основы образования нового поколения студенчества и будущих руководителей области и страны. Можно привести огромный перечень реальных людей, руководителей всех уровней, которые прошли через горнило СФМЭИ.
      Первые 5-15 лет становления института создали новый образец человека, инженера-руководителя. И в этом огромная заслуга В.И. Пищикова и того коллектива преподавателей, которые сплотились вокруг него. Часто студенты и преподаватели были ровесниками. Некоторые преподаватели пришли в ВУЗ прямо со студенческой скамьи, а учащиеся после службы в армии, работы на заводах, окончания техникумов и т.д.
      И это была общность устремлений, порывов, совершенства… Учёба, работа, спорт, творчество во всех его проявлениях: конференции, вечера, «огоньки», КВНы!!!, стенгазеты, радиоузлы, встречи с деятелями культуры и науки, производства – всё было в арсенале просвещения и воспитания Человека с большой буквы! Все инициативы общественных организаций, комсомола, студсовета и пр. находили реальную поддержку руководителей института и В.И. Пищикова. Главное, что всем формам общественного движения было предоставлено конкретное поле деятельности и огромная самостоятельность.
      Так комсомол занимался вопросами участия студентов в строительстве института и общежитий, сотрудничества с различными подрядными и шефствующими организациями, предоставления стипендий в особых случаях. Студсоветы имели полномочия предоставлять место в общежитии и выселять по своему усмотрению. Студенческий Театр Эстрадных Миниатюр (СТЭМ) пользовался большим авторитетом в городе, эстрадный оркестр института, творчески и физически участвуя на различных субботниках и мероприятиях в городе и сельских клубах, зарабатывали средства на оборудование, инструменты, костюмы и оснащение.
      А организация и создание первых студенческих строительных отрядов, в чём нужно отдать лавры Николаеву Юрию Ивановичу, вообще изменило лицо студенчества и превратило его в активного строителя и преобразователя области во многих сферах и аспектах. Сперва это были отряды по электрификации области с привлечением студентов медиков, института физкультуры, пединститута и техникумов. Затем появились отряды, которые строили фермы, подстанции, механические цеха в колхозах и совхозах, школы и другие объекты.
      И до сих пор в различных районах области можно видеть здания и сооружения с выложенными символами студенческих отрядов: СФМЭИ, СГИФК, ФАКЕЛ и др. Активная работа отрядов позволила за 3-4 года в тесном сотрудничестве с мехколоннами завершить электрификацию области! И всегда В.И. Пищиков и его сподвижники были рядом со студентами, на субботниках, стройках, спортивных состязаниях, вечерах в общежитии. На первых студенческих свадьбах и торжествах Всеволод Илларионович был званым отцом и желанным гостем. Причём приходил он порой не с пустыми руками. Первые молодожёны могли получить собственную комнату в общежитии.
      Когда студотряды уже окрепли, и нужно было зафиксировать их пути в истории. А одних фотографий уже было недостаточно. В.И.П. из фондов вуза в подарок передал им высококачественную кинокамеру «Красногорск», на которой были отсняты первые «профессиональные» кадры.
      Мне часто приходилось ездить, как комиссару областного штаба, по всей области, решая различные текущие проблемы обеспечения техникой, материалов, быта и пр. Иногда к нам, членам штаба, присоединялись И.Е. Ильченко (он был парторгом института) и В.И. Пищиков. При этом это были не просто инспекторские поездки, встречи со студентами. Но в первую очередь, используя свой авторитет, они помогали нам на уровне руководителей районов, колхозов, совхозов решить конкретные вопросы, тем более, что у многих представителей на местах, дети их были студентами СФМЭИ, и это заметно влияло на отношение к нуждам отрядов.
      Всегда общение с В.И. Пищиковым было радостным и приятным. Он - человек всесторонних увлечений и интересов, заботился, чтобы и студенты были не узкими специалистами, а полноценными людьми с широким диапозоном знаний, способностей и постоянно способствовал их развитию. Неспроста на кафедре АТ появился выпускник МЭИ и виртуозный скрипач Р.А. Ашинянц, который постоянно выступал на вечерах, в общежитии и даже в областной библиотеке и в других залах города.
      В.И.П. поощрял творчество студентов поэтов, художников, музыкантов. Мне довелось быть в скромной квартире его возле «пожарной каланчи». И я был удивлен обилию книг по искусству и по доброму позавидовал, тем более что книги были хорошего качества и зарубежных издательств ГДР, Испании, Италии и др. То есть его интересы были не сиюминутными. Он играл на фортепьяно и мог по случаю аккомпанировать и подпевать дружному студенческому «хору»:
      - «Цыц, вы, шкеты, под вагоны…».
      Студенческие шалости иногда захлёстывали. Помню, обычно с вечера под 1-ое апреля (в институте его называли «День Дурака» и даже выпускали специальную стенгазету по этому поводу) в общежитии разыгрывали студентов и преподавателей ложными вызовами к телефону на какие-то встречи и пр. Один из наших студентов, весьма приметный и памятный, Лёшка Пантюхов (неплохо игравший в баскетбол), позвонил в начале первого часа ночи (1-го апреля!) на квартиру Пищикову.
      - «Всеволод Илларионович, кафедра ТОЭ горит! (При наличии дублирующего телефона нам можно было прослушивать разговоры). После некоторой паузы последовал вопрос:
      - «Ну, и как горит?» - Пантюхов, не зная других вариантов, ответил:
      - «Хорошо горит!... Далее В.И.П.
      – «Пусть горит! А ты, Пантюхов, - он узнал его по голосу,- завтра зайди ко мне, как выспишься!»
      Далее сцена как у Гоголя в «Ревизоре». Но всё обошлось мягким внушением.
      Без В.И.Пищикова становление Энергоинститута представить трудно. Да и его влияние на сотрудничество с другими учебными заведениями, предприятиями, заводами области и страны значительно и благодарно воспринимается всеми, кому довелось с ним встретиться в жизни.»
Кугутин Анатолий Владимирович:

      «Всеволод Илларионович Пищиков разительно отличался от многих чопорных руководителей той поры не только молодостью, но и удивительной непосредственностью, высоким профессионализмом, открытостью ко всему новому, готовностью оказать помощь нуждающимся в ней, неиссякаемым юмором, оптимизмом и жизнерадостностью.
      Он очень ценил в людях остроумие, образность речи, удачную шутку. Как дорогую семейную реликвию я храню подаренную мне Всеволодом Илларионовичем книгу «12 стульев» с сопроводительной подписью «Толик, что стоят их шутки, по сравнению с твоими?! Шути, дружище, и станет легче! 24.09.68. ВП с супругой
».
Чабан Станислав (ЭМ-61):

      «В 1963 г. зимой мы были вечером в кафе Спутник, и Валера Рябых что-то не поделил с компанией глухонемых. Завязалась драчка, я пытался растащить сцепившихся Валерку и его противника. Появилась милиция. Наши с Рябыхом сбежали, а я был задержан и меня повезли в отделение на пр.Гагарина. По дороге я пытался обьясниться, но так как меня не слушали, я «деликатно», используя знания, полученные на занятиях А. А. Харлампиева, сумел вырваться из машины и попытался убежать. Но подвели меня новые туфли на кожаной подошве и скользкая дорога. В результате я оказался в участке на ночь. Утром решалась моя судьба, меня обвиняли в драке с глухонемыми и сопротивлении милиции, и дело готовилось в суд. Появились представители глухонемых, из института приехал директор Пищиков.
      Закончилось все хорошо. Представители потерпевшей стороны заявили, что я не был зачинщиком, а наоборот пытался разнять дерущихся. Поэтому попытку убежать мне простили. При этом большую роль сыграл Всеволод Илларионович, который охарактеризовал меня с самой наилучшей стороны.
      И еще один случай. После третьего курса мне стало в институте скучно. Я не стал сдавать летнюю сессию и по протекции родителей Коли Марочкина устроился физруком в пионерлагерь в Красном бору. А дальше планировал рвануть куда-то поплавать по морям. Время пошло, я не являлся на экзамены, не слушал друзей. И вновь Пищиков вмешался в мою судьбу. Он сумел повлиять на меня и заставил отказаться от своих замыслов. При этом дал распоряжение на кафедру, чтобы мне позволили досдать сессию. В зтом мне помог еще и Владимир Прохорович Луговской.
»
Стерлягов Анатолий (ПЭ-63)

Вспоминая 60-е годы
      Поскольку встречи с первым директором Смоленского филиала МЭИ Всеволодом Илларионовичем Пищиковым происходили на фоне событий тех лет и были связаны в первую очередь со мной, а также с другими людьми, вовлеченными в процессы общения, то в результате пришлось затронуть личные взаимоотношения, а также в каком-то смысле глобальные проблемы 60-годов. Как часто бывает в подобных случаях, многое осталось «за кадром» этого повествования.
      Мое первое общение с Всеволодом Илларионовичем Пищиковым (дальше в тексте «ВИП» - для нас очень важная персона) произошло во время зачисления в Смоленский филиал МЭИ в августе 1963 года. После сдачи всех экзаменов на первом этаже самого первого корпуса института (Гагарина, 22) в одной из аудиторий первого этажа заседала приемная комиссия. Несколько человек сидели за сдвинутыми столами, в центре - ВИП. Когда вызвали меня, я зашел в комнату и подошел к столам. ВИП держал в руках мое «дело». Он поднял на меня глаза и сказал: «Поздравляю. Вы зачислены в Смоленский филиал Московского энергетического института». Полминуты и аудиенция закончилась.
      Наши личные встречи начались на старших курсах благодаря комсомолу. На первом комсомольском собрании в сентябре 1963 года меня избрали комсоргом группы, на втором курсе – секретарем курсового бюро, на третьем – секретарем факультетского, на четвертом - зам. секретаря комитета комсомола по оргработе. Как известно, комсомолом в те году де-факто «управлял» ВИП, поощряя и развивая инициативу и самостоятельность. По отношению к тем, кто активно участвовал в студенческом самоуправлении, ВИП был и наставником, и товарищем. Он всегда был в гуще студенческой жизни, участвовал во всех мероприятиях, был посаженным отцом на всех комсомольских свадьбах, которые проводились в институтской столовой.
      60-е годы прошлого столетия занимают особое место в истории нашей страны. Это время перемен, время радикальных, захватывающих открытий и позитивных тенденций, которые продолжили развиваться в Советском Союзе на протяжении XX века. (К сожалению плохо закончились). Это время можно назвать началом эры освоения космоса: первый полет Ю. Гагарина, первый выход в космос А. Леонова, первый шаг на Луне Н. Армстронга. Правда, уже в середине 60-х «хрущевская оттепель» переходит в первую фазу «эпохи застоя». Позднее с этим временем стали связывать два устойчивых понятия: «поколение шестидесятых» и «шестидесятники».
      «Поколение шестидесятых» - это поколение, чье взросление и юность, молодость и первые шаги по жизни пришлись на 60-е годы прошлого столетия. Те, кто учился в Смоленском филиале МЭИ в эти годы, по праву относят себя «поколению шестидесятых». Нашей отличительной чертой было стремление к самостоятельности, выразившейся в студенческом самоуправлении. Уже в зрелом возрасте наше поколение стремилось сделать жизнь отдельного человека и общества в целом более свободной и демократичной. В масштабах страны это нашло свое отражение в литературе, поэзии, кино, изобразительном искусстве, драматургии 60-х годов.
      К сожалению, многим нашим мечтам не суждено было сбыться. Уже во второй половине 60-х годов власть (в первую очередь партийная) стала преследовать инакомыслие и стремление к свободе. Под инакомыслием в данном случае я понимаю нежелание делать и говорить то, что хочет партия в лице партийного начальника любого уровня. Если говорить о свободе, то она подавлялась у тех, кто занимал более или менее высокий пост, к примеру, директора Смоленского филиала МЭИ. В учреждениях, связанных с воспитанием молодежи, без секретаря парткома - выразителя воли райкомов, горкомов и обкомов КПСС - и шагу нельзя было ступить. В полной мере «руководящую и направляющую» роль партии ВИП ощутил на себе в конце 60-х годов, когда секретарем парткома филиала стал Вильмаркс Федорович Стеценко - в общем-то хороший человек, истинный партиец, но упрямый и непреклонный, когда дело касалось партийных установок. Он сменил на посту секретаря парткома старого коммуниста И.Е. Ильченко, когда я еще работал зам. секретаря комитета комсомола, а ушел со своего поста чуть позже того, как я передал полномочия секретаря комитета комсомола Володе Курникову. На смену Стеценко пришел новый секретарь парткома, совсем уж «до мозга костей»… - В.Л. Устинова. Перевод ВИП в Москву произошел в период ее «правления» и не без ее прямого участия. Хотелось бы думать, что Вера Леонидовна впоследствии сожалела о своих действиях по отношению к ВИП.
      Отношения между Стеценко и ВИП были непростыми. Приведу только один пример, который был связан лично со мной. В апреле 1970 года должны были состояться выборы комитета ВЛКСМ. Стеценко настаивал на проведении отчетно-выборного собрания в субботу после занятий в 15 часов. Я знал, что многие общежитейцы в субботу уезжают домой, а кто-то еще в пятницу, поэтому провести собрание в субботу было проблематично. Но переубедить Стеценко мне не удалось. Тогда я пошел к ВИП. Он выслушал меня и согласился с моими доводами, но разговаривать со Стеценко отказался. Я понимал, что ВИП, также как и я сомневался в успешном проведении собрания в субботу, но лишний раз убеждать в чем-то Стеценко ему не хотелось, да и неудача парткома его вполне устраивала (как известно, де-юре, комсомолом руководила партия). Собрание в субботу не состоялось по причине плохой явки (чуть больше половины делегатов) и его пришлось провести в понедельник. Резонанс был неприятным.
      Понятие «шестидесятники» сегодня хорошо известно в политологии и культурологи. Если поколение шестидесятых только училось в 60-е годы, то «шестидесятники» - поколение советской интеллигенции, сформированное «оттепелью» после XX съезда КПСС. Их называли «детьми ХХ съезда». В 60-е годы они вошли с новым мышлением в «продуктивном» возрасте - им было от 25 до 30 лет. В отечественную культуру, науку, образование вошли новаторы и диссиденты. Особенно заметен вклад «шестидесятников» в отечественную культуру (А. А. Вознесенский, Б. Ш. Окуджава, И. А. Бродский, В. П. Аксенов, В. С. Высоцкий…). Хотя политику КПСС по-прежнему нельзя было критиковать открыто, но в обществе начались жаркие споры между сторонниками и противниками сталинизма, авторитарных методов управления. Получили развитие «бардовское» движение и «самиздат», который стал на долгие годы источником информации без цензуры. Мировоззренческой основой «шестидесятничества» постепенно становился конфликт свободы личности и произвола власти. В 1960-1970-е годы шестидесятники выступали за демократические реформы в рамках существующего строя.
      ВИП – яркий представитель «шестидесятников». С его приходом в провинциальном и консервативном Смоленске стали появляться ростки демократического управления, пусть вначале только в высшем учебном заведении. Проводя умную кадровую политику, ВИП сумел привлечь в Смоленск из всех уголков России молодую творческую интеллигенцию – таких же шестидесятников, как он сам. В Смоленском филиале – впервые не только в Смоленске, но и в Советском Союзе появилось подлинное студенческое самоуправление, которое охватило все стороны жизни вузовского сообщества. В активную связь со студентами были вовлечены все преподаватели. Поколение 60-х в Смоленском филиале воспитывалось в условиях подлинной демократии и самодисциплины. В свою очередь инженерные кадры, воспитанные в стенах Смоленского филиала, дали толчок развитию производства, науки и культуры в Смоленске и Смоленской области. Я не буду перечислять выпускников Смоленского филиала поколения шестидесятых - известных людей Смоленской земли, скажу лишь, что это и руководители предприятий, и политики, и художники, и поэты. Без всякого сомнения, все они считают ВИП своим другом и наставником.
      ВИП – высокообразованный человек и не удивительно, что в его ближнем окружении были умные и талантливые люди. Он сам прекрасно играл на фортепьяно, а в хорошей компании часто брал в руки аккордеон или баян. Любил литературу, много читал и, конечно, любил театр. У него быстро сложились дружеские отношения с режиссерами и актерами Смоленского драматического театра, особенно с молодыми. В 60-е годы в театре работали прекрасные режиссеры и актеры. По классификации Питера Брука смоленский театр можно было назвать «живым», благодаря спектаклям Александра Михайлова (главного режиссера), Александра Григоряна (ныне он известный режиссер-постановщик, народный артист Армении, заслуженный деятель искусств России, лауреат Госпремии Армении, художественный руководитель Ереванского русского театра), Алексея Бородина (в то время - студент-дипломник ГИТИС, а сегодня - художественный руководитель Российского академического молодежного театра, лауреат Государственной премии России). В театре царил дух новаторства, театральная жизнь бурлила, спектакли привлекали много зрителей, причем разных поколений. К сожалению, в то же самое время руководители Смоленской области отличались редким консерватизмом. В конечном итоге «конфликт интересов» привел к драматическим последствиям, но об этом позже.
      Ранней весной 1968 года, в разгар театрального сезона в гости к ВИП пришли молодые актеры, среди них Алексей Свекло, Надежда Серая, Юрий Лактионов и студент-дипломник ГИТИС Алексей Бородин. Им тогда было по 27-28 лет. Стол был накрыт в кабинете ВИП.
      Я был самым молодым в этой компании, поэтому права голоса не имел и только наблюдал за происходящим, но чужим себя не чувствовал. К тому времени я был знаком с некоторыми смоленскими актерами. Мой свояк, молодой художник Эдуард Студенников (известность, как талантливый пейзажист, он получил после переезда в Москву, когда в середине 90-х годов его назвали «золотой кистью России»), только что приехавший в Смоленск после окончания Одесского художественного училища, подрабатывал театральным художником. Он был своим человеком в театре, и мы с ним иногда заходили «на огонек» в театральное общежитие, где жили все молодые актеры. Чуть позже я познакомился и подружился с прекрасным актером и добрейшим человеком Анатолием Андреевичем Юкляевским, представителем старшего поколения смоленских актеров.
      Разговор за столом, в основном, касался театральных тем. Алексей Бородин учился в ГИТИСе у Завадского и приехал в Смоленск для постановки своего первого спектакля «Два товарища» по повести Войновича, только что напечатанной в «Новом мире». Именно из-за него впоследствии разгорелись нешуточные страсти. Этот спектакль был авангардным для того периода. Алексей рассказал, что на сцене установил цирковые снаряды - трапецию, канаты, лестницы. Логика была простой: отец одного из героев писал цирковые репризы, и цирковые снаряды могли создать хороший сценический образ.
      Я был на премьере этого спектакля. Спектакль был необычным не только по форме, но и по содержанию, и вызывал противоречивые чувства, но скорее не по форме, а по содержанию. Шуму в городе было много, и на один из спектаклей пришла сама Татьяна Никифоровна Яровая - секретарь Смоленского обкома КПСС по идеологии. Что началось после этого, трудно передать словами. Спектакль был назван антисоветским. Одна из актрис на обсуждении спектакля в Доме актера кричала: «Из Советского Союза сделали цирк!». Бородину закрыли все двери в Москве. С трудом в 1973 году он устроился в кировский ТЮЗ, который впоследствии возглавил. Сегодня А. Бородин – режиссер с мировым именем.
      В театре начались нешуточные разборки. В конце театрального сезона 1967-68 годов главрежу А. Михайлову поставили в вину не только «Двух товарищей», но и его собственную режиссуру спектакля «Много шума из ничего» (по Шекспиру) и слабый контроль постановки спектакля «Стеклянный зверинец» (Т. Уильямс). В результате Михайлов был уволен. В знак протеста молодые актеры ушли из театра. В их числе были все те, кто в тот вечер были в гостях у ВИП.
      Удивительно, но судьбы новаторов Михайлова, Бородина и самого ВИП, судьбы «живого» смоленского театра и «живого» смоленского филиала МЭИ своеобразно переплелись силой власти партийной системы, в лице ее руководителей, таких как Т.Н. Яровая. Яровая курировала, как высшие учебные заведения (а, следовательно, и Смоленский филиал МЭИ), так и культуру, т.е. непосредственно драматический театр. ВИП, театральные режиссеры, актеры того времени были истинными шестидесятниками, но к сожалению корабли их надежд разбились о смоленские консервативные рифы. Отношения между ВИП и Т.Н. Яровой не сложились, да и не могли сложиться.
      Самая продолжительная часть театрального вечера у ВИП – песни в исполнении актеров. Непререкаемым авторитетом среди них был Алексей Свекло.
      После отъезда из Смоленска он взял псевдоним Михаил Светлов, и любители авторской песни знают его под этим именем. После отъезда из Смоленска Свекло играл в Липецке, Вологде, Воронеже, снимался в кино, записал музыкальный диск. Умер в Воронеже 12 июля 2008 года.
      В тот вечер он пел много и вдохновенно. До сих пор у меня перед глазами Алексей с гитарой и ВИП, с обожанием на него глядящий. С того вечера до «много шума из ничего» в смоленском театре оставалось около двух месяцев.
      Апрель 1969 года. Я провожу занятия в лаборатории кафедры промышленной электроники (второй этаж на Гагарина 22). Вот уже больше месяца я работаю после распределения ассистентом кафедры (оклад 105 рублей, чешские туфли стоят 28 рублей). Только что состоялось комсомольское собрание филиала, на котором меня избрали в комитет комсомола от преподавателей. В лабораторию заглядывает Валера Атрощенков (второй раз избранный секретарем комитета комсомола): - «Выйди, есть разговор». Я выхожу в коридор, в дальнем конце коридора, у окна стоит ВИП. Мы подходим, я здороваюсь. «Ну, что, Толик? У нас есть к тебе предложение - возглавить комитет комсомола. Валера уходит работать в райком» - говорит ВИП. Кто из руководителей вместо того, чтобы вызвать к себе в кабинет новоиспеченного ассистента, приходит к нему, чтобы сделать предложение? В этом был весь ВИП. Конечно, я не мог отказаться.
      Внутренние сомнения, конечно, были. Перед самым распределением в феврале 69-го мы долго разговаривали «за жизнь» с Виктором Николаевичем Волковым (в то время заведующим кафедрой промышленной электроники). Я помнил его слова о том, что преподаватель – особая профессия, ее выбирают на всю жизнь. В высшей школе есть еще одно особое требование – научная работа, без которой нет ни профессионального роста, ни зарплаты. Я понимал, что дав согласие на работу в комитете, я приостанавливал свой научный и профессиональный рост. Сумму оклада, которая, правда, вскоре была увеличена ассистентам до 125 рублей, я привел намеренно.
      Не скажу, что после моего избрания секретарем комитета наши встречи с ВИП были частыми. В это время у него было много личных дел, по своим диссертационным делам он часто ездил в Москву. Кандидатскую диссертацию ВИП защитил в 1970 году без отрыва от основной работы, как тогда говорили. И это был подвиг. Сегодня без отрыва от основной работы диссертации покупают, а тогда ее надо было завоевать в тяжелом бою.
      Никаких преференций после окончания секретарства я не просил и не получил. В это время в верхах начались серьезные разборки, и ВИП было не до меня. Преподавание и науку мне пришлось осваивать уже с новым заведующим кафедрой В.П. Дьяконовым и потребовалось почти 6 лет, чтобы без аспирантуры защитить диссертацию.
      Сентябрь 1971 года. ВИП перевели в Москву, в МЭИ. На квартире у ВИП собрались те, кто был с ним наиболее близок: Юра Николаев, Валера Атрощенков, Саша Шкадов, Паша Эстрин, Саша Пыптев, Валера Федоров… Сегодня не могу точно вспомнить всех, кто пришел его проводить, нас было около 10 человек. По ящикам и коробкам можно было догадаться, что хозяева квартиры готовятся к переезду. Было грустно, но атмосфера была очень теплой. Перепели все наши любимые песни. Саша Пыптев помнит «Цыц, Вы, шкеты, подвагонные», а мне запомнилась наша стройотрядовская песня «Седина в проводах от инея». ВИП аккомпанировал. Кто-то принес в качестве общего подарка большую фотографию с видом Смоленска в форме удлиненного панно. На обратной стороне панно каждый из нас сделал свою надпись с автографом: пожелания, стихи, благодарности. Я написал коротко «Успехов и добра!».
      Следующая наша встреча произошла аж 30 лет спустя во время празднования 40-летия Смоленского филиала в 2001 году. Мы общались до и после торжественных мероприятий. Об этом мероприятии, как и о праздновании 50-летия филиала в 2011 году, у меня остались горькие воспоминания. И эта горечь появилась оттого, что первому директору практически не уделили внимания, не только должного, но и просто человеческого. Обидно. Кстати, почему о ВИП пишут - «по-настоящему первый директор»? Только он и есть Первый директор. Разве можно считать первым директором И.Б. Гайдукова (не в обиду), который формально проработал в этой должности с августа по декабрь 1961 года? Первый директор тот, кто сам принял нас на первый курс, сдал первое общежитие, ввел в эксплуатацию учебный (сегодня лабораторный) корпус и заложил новый корпус.


     20 сентября 2003 года мы в Москве отмечали 70-летие ВИП (17 сентября ВИП отметил юбилей на кафедре, а 20-го - с нами). Я заранее созвонился с ним, а Юра Ребрик все организовал - машину и ресторан. За столом были близкие ВИП и смоляне – Юра и я.




      Через год, 17 сентября 2013 года Всеволоду Илларионовичу Пищикову исполнится 80 лет! Всем, кому дорого наше энергетическое братство, запомните эту дату и поднимите бокал за его здоровье!

Анатолий Стерлягов, 17 сентября 2012 года

Вопросы и пожелания - aver22 на Рамблере
Архивариус - О. Аверченков (АТ-61).